Tags: Хубсугул

Про ностальгию и немного про Монголию

Есть странная черта в характере – мне часто интересней перечитать хорошую книгу дважды, трижды, чем искать что-то новое. Пересмотреть действительно отличный фильм, чем идти на новый. То же самое начинает происходить со странами и городами. Прошлой осенью я сознательно отказался от новых направлений только для того чтобы пожить месяц в Стамбуле (и уже думаю, когда же опять вернусь туда). Я все сильнее хочу снова съездить в Каир, в Эфиопию, в Мали, в Уганду, во многие русские города, хоть и запуган мудрым «туда, где был счастлив не возвращайся». Страшно вернуться и не найти того, что так впечатлило когда то. Это как детские воспоминания путешественника: раньше все казалось больше, красивее, зеленее, интересней. Но опыта становится все больше, как-никак 40 стран уже, и, рассматривая очередную главную достопримечательность, невольно начинаешь сравнивать ее с сотнями виденными ранее.
Точно так же я переживал, не окажется ли Монголия, которую я часто называю своей любимой страной, совсем другой, не такой красивой не такой интересной, какой казалась раньше. Но первый же раздолбанный монгольский уазик, который подобрал нас по пути к монгольской границе и далее к Хубсугулу, петляя по колеям и ухабам, сразу вызвал ностальгическую улыбку. Те же степи с обязательными декорациями в виде гор и облаков на заднем плане. Те же бесчисленные стада и пастухи на конях. Те же самые колеи, то же бездорожье. Та же простота и гостеприимство. Если ничего не изменилось здесь со времен Чингисхана, то стоило ли беспокоиться, что изменится за те несколько лет, что я тут не был? Правда, поход по Хубсугулу уже не казался таким сложным, как раньше, а природа была не такая дикая, как в воспоминаниях. Но и прошли мы сейчас компанией где-то 160 километров, а не 260, как я шел в прошлый раз. Но так классно было предугадывать изгибы озера, которые открывались впереди, снова узнавать пройденные раньше места. Когда нас, усталых после дня пути, монголы угощали молочным чаем с самодельным сыром, маслом и хлебом, я был просто счастлив. Когда в подвозившей нас машине неожиданно включилась песня «Хандурхан», которую раньше я случайно выучил, так как спел ее с монголами хором не меньше ста раз. Когда я снова следил за огромными хищными птицами, высматривающими на лету любопытных сусликов. Когда поднимающие тучи пыли на своих мотоциклах монголы в национальной одежде, смотрящейся абсолютно естественно и современно по отношению к окружающей действительности, важно кивают тебе в знак приветствия. Тогда понимаешь, что иногда можно возвращаться снова и снова.


IMG_8682

Collapse )

Заметки

Двадцать дней назад пилот самолета Москва-Иркутск, обращаясь к пассажирам по громкой связи, рассмешил весь самолет: «Погода в Иркутске хорошая, семь градусов выше ноля». Я ржал громче и радостней всех – после московских 35, это действительно казалось отличной погодой. Но уже на следующие сутки, упрямо шагая через моросящий косой ледяной дождь, я с тоской вспоминал солнце. Сейчас опять все круто изменилось: я пишу из настоящей монгольской юрты, которая, правда, стоит на крыше гестхауса в центре Улан-Батора. На юге, над окружающими город холмами, в воздух поднимается песчаная взвесь. Дышать тяжело, нос забит пылью. Пьем чай, набираемся сил перед Китаем, отдыхаем после походного периода нашей поездки. Позади осталось чуть меньше четырехсот километров, пройденных в разных местах. Разминочные 80 км по КБЖД, недельный поход в Тункинских гольцах, по долинам Шумака и Китоя, совместный с Семеном (pavlyuk) поход по Хубсугулу. Обо всем напишу по порядку, а пока только несколько фотографий и большой всем привет.


IMG_8183

Collapse )